Писатель Дина Артемкина. Блог о том, как найти волшебство в каждом мгновении и наполнить жизнь счастьем и творчеством

Мой языковой опыт. Летний курс в Malungs folkhögskola, Швеция.

Говорить на иностранном языке, владея не самым обширным словарем, – процесс удивительно занятный. Нюансы исчезают, подробности стираются. От раскидистого дерева, покрытого многочисленными листьями и плодами, остается ствол с несколькими крепкими суками, по которым ты и взбираешься, и хорошо, если удается дотянуться до очередной ветки.

За несколько дней до поездки я узнала новое шведское слово – «utmaning», «вызов». Собственно, моё приключение от начала до конца и оказалось вызовом. От необходимости решать проблемы с билетом, потому что мой поезд просто-напросто не прибыл в аэропорт Арланда. До прощального праздника, когда мне нужно было разгадать словечко «fiolkursen».

Сотрудники аэропорта предлагали пассажирам уехать на автобусе, но он так и не пришел

Летний курс в народной высшей школе Малунга (Sommarkurs i Malungs folkhögskola) – это три недели обучения шведскому языку через чтение, письмо, знакомство с традициями и общение. Когда я подавала заявку на стипендию в Шведский институт (Svenska institutet) я знала, что мой уровень языка на порядок ниже, чем требуемый. Но я надеялась, что за пять месяцев сумею подтянуть его. И действительно я много занималась всё это время и очень продвинулась. Но быстро поняла, что работать надо было в разы больше. Я понимала, конечно, что простые прохожие не будут разговаривать со мной медленно и внятно, но почему-то ожидала этого от наших преподавателей.

Студенческое общежитие

 

Но нет, погружение в язык было резким и стремительным. На первой лекции мы разбирали небольшой отрывок из текста Астрид. В нем рассказывалось о молодом журналисте, который уговорил маститого редактора сделать материал о проблемах брака. И вот журналист выходит на улицу и встречает достопочтенную фру Блумквист. А нам нужно обсуждать с соседями по столу, что произошло в этой истории дальше. По-шведски, конечно же. И через несколько напряженных минут, когда я пыталась разобрать, что же говорят другие студенты, мне и соседке предложили выйти в центр и драматизировать диалог.

– Фру Блумквист, счастливы ли вы в браке? – доброжелательно начала Угне, высокая девушка из Литвы с кроткой улыбкой.

– Ну, я не знаю, – промямлила я (или «mumlade» – пробормотала). Это мой муж… эээ… главный редактор считает, что у нас счастливый брак.

Я выложила единственный свой козырь, и я надеялась, что на том диалог и закончится. Но журналист оказался настойчивым:

– Отчего же вы не уверены?

– Ну, я очень устаю присматривать за детьми, – со страдальческим выражением на лице рассказывала я. – А муж совсем не помогает мне.

– Сколько у вас детей, фру Блумквист?

– Девять или десять, я не помню…

Тут аудитория взорвалась смехом, и это было замечательно, потому что в следующие три недели я едва ли сумела пошутить на шведском.

 

Довольно быстро я узнала, что большая часть студентов учат шведский язык в университетах, потому что изучают скандинавскую филологию, или международные отношения. Многие из них занимались языком всего 1-2 года, но зато 5 дней в неделю. Кто-то собирался стать переводчиком, кто-то приехал, чтобы не забыть язык, на котором говорил много лет, пока жил в Швеции. И я чувствовала себя не просто не в своей тарелке, временами я недоумевала, как же вообще попала на курс!

 

Говорить на иностранном языке, владея не самым обширным словарем, – процесс удивительно занятный. Тебе приходится упрощать свою мысль настолько, насколько тебе не хватает слов. Нюансы исчезают, подробности стираются. От раскидистого дерева, покрытого многочисленными листьями и плодами, остается ствол с несколькими крепкими суками, по которым ты и взбираешься, и хорошо, если удается дотянуться до очередной ветки.

 

Поэтому я очень благодарна моим терпеливым товарищам, тем, кто задавал мне вопросы и дожидался ответа: Химене и Дарио из США, Саре из Германии, Динаре из Москвы и, в первую очередь, Осе из Швеции. Оса, преподаватель из Университета Упсалы, как-то сразу заметила мои дикие глаза и взяла меня под свое крыло, поддерживала добрым словом и ласковым взглядом.

Агнета, Оса и я

 

Несколько лет назад у меня уже был случай убедиться, насколько для меня важны слова. Я смотрела в Стокгольме спектакль «Tribadens natt» – о непростых отношениях Августа Стриндберга, его жены и ее подруги. Актеры играли замечательно, я считывала эмоции и состоянии, но подробности происходящего ускользали от меня, не давая возможности проникнуть вглубь спектакля.

Так и здесь. На организационных собраниях (samling) и лекциях я схватывала общий смысл, но о деталях в большинстве случаев оставалось догадываться. Шведский язык очень певучий, и мало знать лексику, нужно еще привыкнуть к потоку, к мелодии языка.

Библиотека

 

А курс был просто удивительным. Нам рассказывали о Сельме Лагерлеф и современной шведской литературе, о проблематике детских книг и переводах, о особенностях написания новелл и интервьюирования. Мы читали новеллы шведских писателей и обсуждали прочитанное на Läsacirkel (читательском кружке). А потом брали у писателей интервью. И каждый из нас написал по собственной новелле на шведском!

Läsacirkel (читательский кружок)

 

Несмотря на все мои сложности, я старалась побольше говорить – правда, в основном, на бытовые темы. Как только слышала в чужой речи знакомое, но забытое словечко, в следующем же диалоге умудрялась ввернуть его в свою речь. Научилась употреблять к месту и не к месту «jätte» («очень»). Уже через несколько дней простейшие языковые конструкции свили уютное гнездо в моей голове. По возвращении я обнаружила, что о многом узнала из занятий и от моих собеседников. А ведь почти всё происходило на шведском!

В Швеции издается журнал для писателей под названием «Пиши»

 

Курс оказался по-настоящему творческим. Нам не давали времени испугаться. Утром сообщали, что к вечеру мы должны подготовить драматизацию или давали двадцать минут на написание стихотворения. Хочешь не хочешь – создаешь что-то, не раздумывая особо. И ведь у всех получилось и получилось здорово!

С Карин, куратором курса

 

Пожалуй, самым прекрасным, что случилось со мной на курсе, было совместное пение. Под руководством Карин, куратора Sommarkurs, у нас получился настоящий хор. И здесь мне не нужно было вдумываться в смысл слов, и даже ошибиться в нотах было не так страшно – мой голос тонул в голосах других. Никогда я так не ощущала общность с другими, как во время пения. Именно об этом говорила Карин на последнем собрании. Мы – такие разные из самых разных уголков земли (от Финляндии до Бразилии), и все 44 с улыбками на лицах. И самое ценное не то, насколько мы продвинулись в языке, а то, что у нас была возможность увидеть это – общее в различиях.

 

Det var inte så lätt för mig att prata och förstå på svenska. Du använder enkla ord och avstår från detaljer. Det finns inte sköna träd med blad och frukter, men det är kal trädstam och några grenar.

Men tre veckor i Malung blev riktigt äventyr! Vi läste och diskuterade noveller, diktade, skrev egna noveller och dramatiserade. Och jag är tacksam Sarah, Dario, Dinara, Åsa och andra för tålamod och vänlighet!



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *