Писатель Дина Артемкина. Блог о том, как найти волшебство в каждом мгновении и наполнить жизнь счастьем и творчеством

Волшебство рядом

Волшебство рядом

Писатель Дина Артемкина. Блог о том, как найти волшебство в каждом мгновении и наполнить жизнь счастьем и творчеством

Последние записи

Какой я блокнот?

Оля Скребейко сказала нам: «Хватит уже постить однообразные анонсы! Пишите от лица бармена в кофе, от лица карандаша!» Что ж… Если бы я была блокнотом, то каким? Пухлой записной книжкой домохозяйки – с жирными пятнами на страницах и распираемой множеством рецептов, лежащих между страниц? Или скетчбуком […]

День Писателя

3 марта отмечался День Писателя, с чем и поздравляю всех причастных! О моих же непростых отношениях с писательством повествует эта история. Пару недель назад старшей дочери задали в школе сделать презентацию о семье («Моя мама – учительница, мой папа – инженер»). С нашим папой все […]

Сказки Города Волшебных Снов

Иллюстрация: Алиса Бизяева

«Забирайтесь под одеяло, закрывайте глазки и слушайте!» – звонким голосом говорит Зоя, дочка писательницы из Минска Алисы Бизяевой. Четырехлетняя Саша уже составила перед компьютерным столом два стула, улеглась на них, как в кровати, и укрылась своим одеяльцем. Слушает и слушает чудесные сказки Города Волшебных Снов. Теперь в этом городе живет и моя сказка про хромую принцессу и волшебные башмачки.

Слушать сказку «Принцесса и волшебные башмачки».

Записывать сказку было очень волнительно, и мне будет приятно, если вы послушаете ее вместе со своими детьми! Алиса, благодарю тебя чудо-расчудесное!

«Часы»: мгновения счастья

Мой путь к книге Майкла Каннингема «Часы» был очень долгим. Помню, как 10 апреля 2003 года сквозь весеннюю слякоть я отправилась в кино. Был день рождения моей подруги, я училась на втором курсе университета и чувствовала себя ужасно одиноко. Потом я смотрела «Часы» еще много-много […]

Сказка о принцессе и волшебных башмачках скоро выйдет книгой!

  Хочу поделиться с вами радостью. Это маленькое чудо случайного планирования! В декабре, планируя год, я мечтала, что будет издана моя повесть о детстве. Но работа над повестью затянулась, и вот уже сентябрь. Я загадала: пусть осенью будет издана моя книга. Уже на следующий день […]

Принцесса-хромоножка, или волшебные башмачки

В одном королевстве, где правил добрый и справедливый король и круглый год стояло лето, подрастала маленькая принцесса. Она была самой прелестной девочкой во всем королевстве, с золотыми вьющимися волосами, ясными голубыми глазами и веселыми ямочками на щеках. Принцесса была приветливой и вежливой, для людей у нее всегда находилось доброе слово, а для птиц – крошки хлеба. Принцесса росла умной, справедливой и честной. Но был у нее один недостаток, совсем не большой, но он не давал покоя королю-отцу. Одна ножка маленькой принцессы была короче другой. Пока крошка-принцесса лежала в колыбельке и ползала, это не было заметно. А когда начала ходить, и король увидел, что она чуточку прихрамывает, он созвал знаменитых докторов со всего государства и даже из соседних королевств. Но все доктора горестно качали головами и разводили руками: они ничего не могли поделать.

Король горевал, а принцесса росла, как все девочки: радовалась теплому дождю и радуге, плакала, когда ее что-то огорчало и каждый день совершала маленькие открытия. Она могла целыми днями бегать по саду, любуясь цветами и легкокрылыми бабочками. Казалось, что разная длина ног ничуть ее не беспокоит. Принцесса играла с подружками в догонялки и обожала танцевать. Только по останавливающемся на ней грустному взгляду отца она понимала, что с ней что-то не так. И у принцессы сжималось сердце и перехватывало дыхание.

Недостаток принцессы не давал королю покоя. Ведь она была его единственной дочерью, а эта хромота не давала ему обожать ее. К тому же король надеялся, что ее жизнь будет прекрасной. Но хромая принцесса не сможет удачно выйти замуж, это всякому ясно… Король не спал ночами, и, наконец, нашел решение. Он вызвал самого искусного башмачника и приказал ему изготовить башмачки, которые скрывали бы недостаток принцессы. Разумеется, башмачнику полагалось не болтать лишнего о своей работе. Король надеялся, что к тому времени, как принцесса войдет в возраст, все в королевстве и за его пределами давно позабудут о ее хромоте.

И вот однажды утром принцесса обнаружила у своей постели два прелестных башмачка из тончайшей кожи. Они были такие хорошенькие, что принцесса пожелала тут же надеть их. А надев, подбежала к зеркалу. О чудо! Она совсем, ни чуточки не хромала! Но отчего же сердце ее снова больно-пребольно сжалось? Почему она не такая, как все, и должна носить особенные башмачки? На эти вопросы у принцессы не было ответов, а задать их было некому.

Прошло время, принцесса по-прежнему была очаровательной, и год от года становилась лишь умней и краше. Но она совсем перестала бегать наперегонки и танцевать. Первое не удивляло, ведь она уже выросла. А вот второе было ужасно огорчительно, потому что принцесса была прехорошенькая, и многие кавалеры мечтали о том, чтобы пройтись с ней в вальсе. Поговаривали, что прелестная принцесса наступает партнерам на ноги и потому отказывается танцевать.

Король какое-то время радовался своей выдумке: все считали его дочь совершенной, принцы изо всех соседних королевств делали ей предложения. Но принцесса всем отвечала отказом. И тут король снова начал беспокоиться: что же будет с его дочерью и с его королевством, если она так и не выйдет замуж в ближайшие годы? А принцесса и подумать не могла о замужестве. Ведь тогда раскроется ее секрет, а кто же сможет полюбить хромую принцессу?

Так и обстояли дела в королевстве, когда однажды на рассвете ко дворцу принцессы прилетел дракон. Он подхватил спящую принцессу и улетел далеко-далеко, за Горы. Король поседел и посерел от отчаяния, потому что знал: никто не сможет перейти горную гряду и спасти его дочь.

А принцесса проснулась в уютной комнате, в которой все было сделано из дерева и украшено цветами. Из-за двери слышалось задорное пение и принцессе страсть как захотелось посмотреть, кто же это поет. Она опустила ноги с кровати, но не нашла на деревянном полу своих волшебных башмачков. Там лежали обычные домашние туфельки – белые в голубых незабудках. Принцесса нехотя сунула в них ноги и побрела на кухню. Ее ногам было очень уж непривычно, и она старалась шагать, как можно ровнее, чтобы скрыть свою хромоту.

На кухоньке хлопотала пухленькая румяная женщина, на столе уже высилась горка аппетитных хрустящих вафель. Женщина оглядела принцессу, улыбнулась и спросила:

– Как тебе спалось, дитя мое?

– Благодарю вас, сударыня, хорошо. Вот только мои башмачки куда-то исчезли.

Женщина усмехнулась:

– Пока живешь у меня, будешь ходить в обычных туфлях, в них гораздо удобнее, поверь мне!

И принцесса осталась жить в домике феи (а приветливая женщина, конечно же, была феей) и стала помогать ей по хозяйству. С утра до вечера принцесса собирала и сушила цветы и травы, готовила варенье, мастерила обереги и отскабливала пол. Если вы думаете, что такая жизнь пришлась ей не по душе, вы чуточку ошибаетесь, потому что принцессе нравилось работать руками и тут же видеть результат своего труда. Нравилась ей и фея, сумасбродная, но ужасно добрая женщина, и жизнь вдалеке от шумной королевской жизни с ее бесконечными балами, примерками платьев и пышными приемами. Домик феи стоял посреди леса, и у них очень редко бывали гости, поэтому у принцессы было время и поскучать, и подумать о самой себе.

Она очень быстро привыкла к мягким незабудковым туфелькам, а когда они износились, фея подарила ей новые: лиловые с розами. А потом еще одни – цвета травы с алыми маками. Принцесса уже не обращала внимания на то, как она ходит. Прихрамывая и хохоча, носилась она из сада на кухню, из кладовой в лес, из конюшни на чердак. А фея все так же улыбалась ей и не говорила ни слова про ее хромоту.

Однажды по лесу проезжал молодой охотник. У домика феи он спешился и попросил напиться у веселой девушки, что сидела на крылечке и перебирала землянику. За разговором выяснилось, что Фея приходится ему крестной, а он принц Горного королевства. Тут появилась и фея и тепло приветствовала крестника, который вернулся из продолжительного путешествия. С этих пор юноша наведывался в домик феи едва ли не ежедневно. И фея прекрасно понимала, что не она причина столь частых визитов крестника. Девушка с нетерпением ждала появления принца, подолгу гуляла с ним по лесу и даже… вы не поверите… танцевала! И, вот правда, ни разу не наступила молодому принцу на пальцы.

Прошло лето, наступила осень. Принцесса, которая никогда прежде не видела листопада, кружилась в хороводе желтых и багряных листьев, с изумлением вдыхала холодный воздух и радовалась поспевшим лесным орехам. За осенью пронеслась зима со снегопадами и катанием на коньках. А когда из-под земли показались подснежники, крестник феи сделал принцессе предложение. Для феи в том не было никакой неожиданности, а девушка разволновалась, попросила дать ей неделю на раздумья и не тревожить ее в эти дни визитами.

На шестой день она сидела на кухоньке, пила какао, сваренное собственноручно доброй феей и вздыхала так горестно, что можно было решить: она раздумывает над предложением не прекрасного молодого принца, а шестикрылого чудовища. Фея уже полчаса натирала медную поварешку, и она блестела так, что слепило глаза, когда на нее падал луч солнца. Она то и дело поглядывала на питомицу, надеясь поймать ее взгляд, но та смотрела лишь в белую чашку, словно надеялась там найти ответы на все свои вопросы. Наконец, фея не выдержала.

– Что же, не люб тебе мой крестник? – спросила она, старательно оттирая с поварешки какое-то невидимое глазу пятнышко.

Принцесса вздрогнула, словно стряхнула с себя остатки сна и подняла к фее большие голубые глаза.

– По правде сказать, люб, матушка, – произнесла она, заливаясь румянцем.

Фея возблагодарила небеса и отбросила поварешку.

– Так чего же мы сидим, деточка? Скорей за дело! У тебя будет такая свадьба, такая свадьба! Во всех семи королевствах будут вспоминать ее целый век! Уж я позабочусь об этом!!!

Но принцесса только грустно покачала головой:

– Ах, сударыня, о какой свадьбе может идти речь?! Ведь он принц, а принцы женятся только на принцессах!

– Ну а ты-то кто?

– Я теперь простая девушка, ни дворца, ни королевства в приданое!

– Кто же это вбил тебе в голову такие глупости о принцах, дитя моё?

– Мой батюшка, разумеется…

– Вот и отправляйся к своему батюшке! – в сердцах воскликнула фея, которая была чуточку вспыльчива.

Она топнула ногой, и в тот же миг принцессу закружил вихрь, и уже в следующее мгновение она стояла посреди комнаты в собственном дворце… За окном виднелся родной сад, на столике благоухали розы, а у кровати стояли ее старые башмачки, словно бы и люди, и предметы только и ждали ее возвращения.

Радости короля не было предела. Видя, что ей не по душе разговоры, он даже не стал расспрашивать дочь, где же она пропадала. Он только наведывался к ней во дворец по двадцать раз на дню. Каждый раз как будто за какой-то надобностью – уточнить ее пожелания по поводу десерта или проверить, не дует ли из окна. Но принцесса прекрасно понимала, что отец хочет еще раз взглянуть на неё. И ей было тепло и радостно от его неловкой заботы.

И потекла во дворце прежняя жизнь – с балами и приемами, с шумными праздниками и охотой. По-прежнему да не совсем, потому что принцесса ужасно скучала. Скучала по домику в лесу, где самым большим событием дня мог быть поединок оленей. Скучала по ласковой и суетливой фее, которую успела полюбить как родную мать. Конечно, скучала по принцу – веселому и сильному. А больше всего скучала по самой себе – такой, какой была в гостях у феи. О простой девушке, которая ведет хозяйство, целыми днями поет и хохочет, и танцует до упаду.

Больше всего принцессу раздражали ее старые башмаки. Она кое-как втиснулась в них, чтобы не огорчать отца. Башмачки показались ей тесными и неудобными, и башмачник сшил ей новые – с бриллиантами и золотом. Они были прекрасны, но ни в какое сравнение не шли с туфельками в маках. И тогда принцесса, не взирая на мольбы короля, скинула волшебные башмачки.

– Сударь, есть у вас дочь? – обратилась она к башмачнику.

– Да, ваше высочество, – ответил несчастный башмачник, боясь даже взглянуть на короля.

– Прошу вас: сшейте мне точно такие же туфельки, как те, в которых она любит танцевать.

И уже на следующий день принцесса танцевала на балу, и не было ни одной мазурки, ни одного менуэта, который бы она пропустила. И все во дворце – от горничной до самого короля – отмечали, что принцессе так к лицу радость, и радовались вместе с ней.

А еще через пару дней во дворец пожаловал дорогой гость – принц Горного королевства.

– Как ты перебрался через горы? – спросила принцесса, вальсируя с ним.

– Крестная одолжила мне своего дракона.

– А как ты сумел найти меня?

– Милая, во всем свете только и разговоров о прелестной принцессе, которая, танцует дни и ночи напролет. У меня и сомнения не возникло, что это ты!

В общем, фее-крестной все-таки довелось устроить свадьбу, которую надолго запомнили во всех семи королевствах.

декабрь 2017- январь 2018

Ветрянка

Под вечер Анне и Боссе раскапризничались. На полдник давали молоко с печеньем, так Анне наотрез отказалась есть, убежала и спряталась в игровой, что было очень странно, потому как молоко с печеньем она обожала, а перечить взрослым было не в её правилах. Боссе же выпив свою […]

Коала и девочка Кэтти

Коала и девочка Кэтти

В зоопарке пропала коала. Еще накануне вечером она как обычно сидела на фикусе, обняв ствол всеми четырьмя лапами и подремывала. А сегодня утром вольер оказался пуст. Пропавшую коалу искали и служители зоопарка с невозмутимыми лицами, и воробышки, снующие тут и там. Но коалы нигде не […]

Кораблик

Кораблик

Жил-был на свете маленький кораблик. Не пароходик, курсирующий по реке, и не пластмассовая игрушка, с которой купаются в ванне. Это был деревянный кораблик на детской площадке – с настоящим штурвалом и лесенками, ведущими на борт. Он был покрашен разными цветами, чтобы малышам радостно было играть на нем. Они любили веселой гурьбой забраться на палубу, поспорить немножко, кому быть капитаном, и наконец отправиться в далекое путешествие. И кораблик радовался вместе с ними. Но в дождливые или морозные дни, когда ребятишки сидели дома, кораблик грустил. Ведь несмотря на штурвал красного цвета и полосатый флажок на носу, он был всего лишь игрушечным корабликом и не мог отправиться в настоящее плавание. А ему этого так хотелось!

И вот однажды, после долгой снежной зимы на детской площадке, где жил кораблик, разлилась огромная лужа. И тогда кораблик решился: оттолкнулся от земли и поплыл, куда глаза глядят! Повсюду таял снег и бежали звонкие ручьи. Один из них подхватил кораблик, передал его другому, и кораблик сам не заметил, как добрался до реки. Он видел поля с влажной черной землей и леса, покрывающиеся листьями. И чем дальше он плыл, тем зеленее и наряднее делалось все кругом. Река вынесла его к морю, и кораблик почувствовал, будто его подхватили сильные добрые руки.

– Кто вы такие? – спросил он резвящихся в воде животных со стройными рыбьими телами.

– Мы – дельфины. А ты кто такой?

– А кто вы? – спрашивал кораблик у птиц, парящих в вышине.

– Мы – чайки! А ты кто такой? Многое мы повидали, но такого, как ты, никогда!

– Я кораблик, я просто маленький кораблик! – отвечал он совершенно счастливый.

Не хватало только детей, которые могли бы разделить с корабликом его ликование. Но вот, наконец, показался берег. Кораблик выбрался на сушу и оказался в чужой стране. Дети здесь были смуглее, чем на его родине, и одежду носили более легкую. Но они радовались кораблику так же сильно. Кораблик поселился во дворике, совсем не похожем на его собственный. Здесь не было ни качелей, ни горок, а дети играли не с куклами или машинками, а с камешками и прутиками. Кораблик узнал, что несколько лет назад в этой стране была война, и ее жители все еще жили тяжело и бедно. Вот почему кораблик стал для детей чудесным другом, а взрослые подумали-подумали и соорудили в соседних дворах такие же кораблики.

Иллюстрация: Виктория Чудинова

Целый год прожил кораблик в теплой стране среди кипарисов и инжира, а весной поплыл дальше. Ребята бежали вдоль речушки, по которой плыл кораблик, и махали ему вслед. И снова кораблик очутился в открытом море, дельфины встретили его радостными возгласами, а чайки уселись на перильца и штурвал. «Доброго тебе пути, маленький кораблик!» – желали они дружно. Через несколько недель плавания кораблик очутился в другой стране. Ее жители говорили очень быстро, размахивая при этом руками, и никогда не показывались на улицах в самые жаркие часы. Кораблик порядком устал от плавания, остановился в тихом дворике в тени амарантового дерева и уснул. Проснулся он от криков: «Белла Баркетта!». Множество маленьких загорелых рук обнимало и гладило его. Кораблик снова был среди детей, и его сердце радостно забилось. К концу лета кораблик уже понимал итальянский язык, а родители малышей подкрасили его бока и подарили ему новый флажок. А следующей весной кораблик снова двинулся в путь.

Иллюстрация: Виктория Чудинова

Он путешествовал много лет и успел повидать полмира. Он попадал в шторм, познакомился с китами и научился узнавать созвездия. Дети в странах, куда он попадал, носили разную одежду и говорили на разных языках, но одно было неизменно: они всегда принимали его с радостью. Не раз кораблику требовался ремонт, он становился все старше и мудрее. Он достаточно повидал, чтобы понять – счастливо жить можно в любом месте. И вот однажды весной он решил отправиться в путешествие в последний раз. «Я уже слишком стар, чтобы плавать туда-сюда», – думал он. И вот кораблик попрощался с дельфинами и чайками, волна вытолкнула его на сушу… Но что это?! Он смотрел и не мог насмотреться, дышал и не мог надышаться. Это были родные его поля, родные леса. Через несколько дней кораблик добрался до двора, в котором жил когда-то, и его обступили дети.

– Кораблик, миленький кораблик!

Ему казалось, что он узнал голоса и лица. Но конечно же, это были не те дети, которых он покинул давным-давно. Это были дети их детей.

Иллюстрации: Виктория Чудинова

2015

Про Таню и Соню

Сказочная повесть Как Соня и Таня подружились Жили-были на свете две девочки, Таня и Соня. Только Таня жила в маленьком поселке, окруженном лесом, неподалеку от реки. А Соня – в большом-большом городе, где дымили заводские трубы. Но вот однажды Сонины родители упаковали вещи, уложили их […]


My Diary

Post ID:

Сказочная повесть

Как Соня и Таня подружились

Жили-были на свете две девочки, Таня и Соня. Только Таня жила в маленьком поселке, окруженном лесом, неподалеку от реки. А Соня – в большом-большом городе, где дымили заводские трубы. Но вот однажды Сонины родители упаковали вещи, уложили их в большую машину и переехали – в дом, который стоял как раз рядом с Таниным. Так и получилось, что девочки стали соседками.

Из своего окошка Таня видела, как в пустой дом вносят коробки, гладкую и блестящую от намотанной на нее пленки мебель, чемоданы и пакеты. А потом она увидела Соню, несколько секунд смотрела на нее, не отрываясь, и бросилась к своей маме:

— Там девочка, мама! Такая же, как я!!!

— Такая же смуглая и в таких же джинсовых шортах?

— Да нет! Просто она такого же роста и ей, наверное, столько же лет, сколько мне!

— Вот и хорошо! Будет тебе подружка, — обрадовалась мама.

А Соня, которой вовсе не хотелось переезжать в поселок, в этот момент бродила по саду и даже не знала, что за ней наблюдают четыре любопытных глаза. Всё ей казалось тут таким странным, что становилось не по себе. Вместо высоток — аккуратные домики, вместо гудков машин — крик петуха, собачий лай да звяканье бубенцов. И ни одного светофора на улицах… Правда, дорога к поселку шла по мостику, перекинутому через речку, и мама сказала, что в жаркие дни в ней можно будет купаться! А еще Соня возлагала особые надежды на лес. Она столько сказок о нем прочитала! Соня, конечно, не надеялась найти в лесу избушку на курьих ножках или встретить лешего, но уж на гномов, однозначно, рассчитывала. Хотя сравнятся ли гномы, которые, может, тут и не водятся, с наверняка потерянными подружками, с детской площадкой во дворе и цирком, в который они ходили два раза в год?!

На следующий день мама сказала Соне:

— Ты уже видела? В соседнем доме тоже живет девочка.

— Правда?

— Она сейчас бегает по саду. Вот было бы здорово вам подружиться!

Соня вышла из дома и села на крыльцо. За живой изгородью наперегонки с лохматым черным песиком носилась худенькая темноволосая девочка. Таня остановилась и посмотрела на Соню, а потом подошла к изгороди. И Соня тоже подошла — со своей стороны.

— Привет, — сказала Таня.

— Привет, — ответила Соня.

— Будешь играть в белок-путешественниц?

И Соня, конечно же, согласилась.

<…>

За ежевикой

Как-то теплым августовским утром Танина мама сказала девочкам, которые уплетали на кухне яблочные оладьи:

— После обеда мы с вами можем сходить в лес за ежевикой. Думаю, она уже поспела.

— Ура! — завопила Таня.

Она обожала ежевику и даже выращивала в саду собственный ежевичный куст, который, правда, пока плохо плодоносил.

— Мамочка, а давай мы пойдем прямо сейчас!

Но мама покачала головой.

— Нет, дочка, у меня есть дела, и я управлюсь только к обеду.

— Тогда мы с Соней сами пойдем, можно?

— А ты помнишь дорогу? — с сомнением спросила мама.

— Конечно! — Таня ответила залихватски, но в ее голосе читалось такое же сомнение.

Соня, которая никогда в жизни не пробовала ежевику, с интересом наблюдала за подружкой, которую вдруг охватило небывалое волнение.

— Таня, а что это за ежевика?

— Скоро увидишь! Тебе понравится! — пообещала Таня и, оглядев Соню, побежала наверх переодеваться. — Тебе нужно надеть джинсы и кофту с длинным рукавом, — бросила она на ходу.

Через десять минут девочки были готовы: головы повязаны платочками, на ногах — удобные кроссовки, а в руках — по корзинке. Настоящие собирательницы! Мама помахала им на прощание.

— Держитесь всё время левее. Собирайте самую спелую, — наставляла она девочек. — И берегитесь медведей!

— А разве тут водятся медведи? — с тревогой спросила Соня у Тани, когда девочки пошли по поселку.

— Нет, не водятся. Мама говорит, были когда-то, еще в ее детстве, а потом повывелись.

За разговором они не заметили, как свернули на соседнюю улицу. Вообще-то они старались по ней не ходить, потому что там жил один конопатый мальчишка. Едва завидев девочек, он убегал или начинал дразниться. А однажды даже стал бросаться в них репейником… Мамы, конечно, говорили, что это он просто дичится — стесняется. А на самом деле ему хотелось бы подружиться с девочками… Но Таня и Соня старались держаться от него подальше.

Вот и сейчас мальчишка праздно сидел на своем заборе. Прошмыгнув мимо него, девочки вышли к реке. Солнце поднялось уже высоко, подружкам стало жарко, и они сняли верхние кофты.

— Таня, зачем мы оделись так тепло? — поинтересовалась Соня.

— У ежевики колючие ветки, поэтому с голыми руками и ногами к ней лучше не подходить.

Наконец, у большого камня они свернули от реки влево, и по пути им начали попадаться кусты, похожие на малиновые. Ветви их были щедро усыпаны красными ягодами, внешне тоже напоминавшими малину.

— Вот, Таня, давай собирать, — с воодушевлением произнесла Соня, удивляясь, почему Таня недоверчиво осматривает ягоды.

— Ты сначала попробуй, — предложила Таня, улыбаясь.

Соня с трудом отодрала одну ягоду — та сидела на плодоножке крепко, словно и не собиралась никогда покидать ее — и сунула красную корзиночку в рот. Жесткая и кислая. Пожевав, Соня выплюнула ее.

— Это не малина!

— Конечно, не малина! Это ежевика, только еще неспелая. Пойдем дальше.

Через несколько шагов они увидели кусты с черными, налитыми соком ежевичинами. Таня, взвизгнув от радости, стала рвать спелые ягоды. Она пока складывала их в рот, забыв про корзинку, что болталась на ее локте. Соня сорвала черную, с опаской положила на язык, и ее личико просияло довольной улыбкой.

— Какая сладкая!

Таня не ответила. Она была очень занята поеданием ягод. Девочки обирали кусты и продвигались все дальше и дальше, пока не попали в настоящие ежевичные заросли. И тут Соня поняла, почему в гости к ежевике нужно одеваться по-особенному. Кусты цеплялись за вязаную кофту своими ветками, и чем яростнее она пыталась освободиться, тем крепче они держали.

— Ух, какая цепкая! Ай, Таня! Таня! — позвала Соня, испугавшись, что ежевика никогда не отпустит ее.

Таня пробралась к подруге и помогла ей вырваться из ловушки.

— Наверное, нам придется вернуться домой, чтобы ты снова переоделась, — вздохнула Таня. — Я не подумала, что она будет цепляться за кофту.

На самой Тане был гладкий спортивный костюм, по которому ежевичные колючки скользили, не задерживаясь. И девочки пустились в обратный путь. Они лакомились ежевикой, которую успели положить в корзинки, и смеялись над измазанными соком лицами друг друга.

— Куда вы ходили? — спросил мальчишка, по-прежнему торчавший на заборе.

— За ежевикой, — ответила Соня, махнув рукой за спину. — Там, у реки.

— Неужели не поспела? — удивленно спросила мама, взглянув на часы. Но заметив перемазанные мордашки, усмехнулась. — Или уже всю собрали?

Соня переоделась, и девочки вернулись к реке. Ивы приветливо махали ветвями, теплый ветерок ласково трепал волосы подружек и гладил их по щекам. Солнце поднялось выше, и черные ягоды ежевики блестели, как гроздочки крошечных агатов. Съев по нескольку штук, девочки начали собирать ежевику всерьез — в корзинки. Переспевшие ягоды брызгали соком, и чистюля Соня пожалела, что не надела старую курточку. Ежевика была крупная, лукошки наполнялись быстро. И если бы колючие ветки не цеплялись за пальцы и пряди волос, выбившиеся из-под платка, Соня решила бы, что собирать ежевику гораздо приятнее, чем малину.

Вдруг откуда-то из кустов раздалось глухое ворчание. Таня что-то напевала себе под нос, и не обратила на него внимания. Но странный звук повторился. Таня и Соня переглянулись. Казалось, кто-то страшный идет прямо к ним, ломая кусты и рыча.

— Что это? — спросила Соня.

— Не знаю… — Таня выглядела испуганной.

Кто-то в кустах рычал и пыхтел совсем близко. И вот уже рядом мелькнуло что-то меховое, коричневое.

— Медведь! — в один голос ахнули девочки и бросились напролом через кусты. Ежевика хлестала их по рукам и лицам, цеплялась за одежду, словно не желая отпускать. Зверь тоже не отставал: хрустел ветками и рычал у них за спиной. У Сони перед глазами все мелькало. Танина корзинка зацепилась за куст, накренилась и просыпала горсть ежевики на землю. Выбежав к реке, девочки неожиданно услышали за спиной сдавленный смех. Разом обернувшись, они увидели конопатого мальчишку, перемазанного ежевичным соком, в коричневой меховой курточке.

— И нисколько не смешно! — сказала Таня, поправляя сбившийся платок. — За нами медведь гнался.

Мальчишка согнулся пополам от хохота, а Соня мрачно сказала:

— Нет, Таня, не медведь.

И в третий раз вернулись девочки в ежевичник. И наконец набрали полные корзинки спелых вкусных ягод. И много-много раз потом рассказывали родителям и друг другу, как ходили за ежевикой…

Продолжение повести я могу выслать вам по почте.

Сентябрь 2012 – Ноябрь 2013