Писатель Дина Артемкина. Блог о том, как найти волшебство в каждом мгновении и наполнить жизнь счастьем и творчеством

Волшебство рядом

Волшебство рядом

Писатель Дина Артемкина. Блог о том, как найти волшебство в каждом мгновении и наполнить жизнь счастьем и творчеством

Последние записи

Сказки Города Волшебных Снов

«Забирайтесь под одеяло, закрывайте глазки и слушайте!» – звонким голосом говорит Зоя, дочка писательницы из Минска Алисы Бизяевой. Четырехлетняя Саша уже составила перед компьютерным столом два стула, улеглась на них, как в кровати, и укрылась своим одеяльцем. Слушает и слушает чудесные сказки Города Волшебных Снов. […]

«Часы»: мгновения счастья

Мой путь к книге Майкла Каннингема «Часы» был очень долгим. Помню, как 10 апреля 2003 года сквозь весеннюю слякоть я отправилась в кино. Был день рождения моей подруги, я училась на втором курсе университета и чувствовала себя ужасно одиноко. Потом я смотрела «Часы» еще много-много […]

Сказка о принцессе и волшебных башмачках скоро выйдет книгой!

 

Иллюстрация к сказке “Принцесса-хромоножка и волшебные башмачки”

Хочу поделиться с вами радостью. Это маленькое чудо случайного планирования! В декабре, планируя год, я мечтала, что будет издана моя повесть о детстве. Но работа над повестью затянулась, и вот уже сентябрь. Я загадала: пусть осенью будет издана моя книга. Уже на следующий день я получила ответ от вселенной и от Благотворительного Фонда “Екатерина”. Моя сказка про Хромую принцессу и волшебные башмачки скоро выйдет отдельной книгой! А все благодаря художнице и иллюстратору Виктории Чудиновой, которая предложила своей ученице нарисовать иллюстрации к моей истории.

Интервью для Благотворительного Фонда “Екатерина”.

“Одна из участниц проекта “Будущее рядом!” – Первухина Вероника вместе со своим преподавателем по книжной иллюстрации Викторией Чудиновой выбрали одну из волшебных сказок Дины “Принцесса-хромоножка или волшебные башмачки” для своей работы: красками и кистью они переносят на акварельную бумагу созданный Диной образ “несовершенной принцессы”.

В рамках проекта “Будущее рядом!” мы взяли интервью у Дины.

Фонд “Екатерина“:  “Что послужило вдохновением для написания сказки про девочку, которая физически неидеальна?”

Дина: “Для меня хромота принцессы – это, скорее, метафора. К сожалению, порой родителям трудно принимать своих детей такими, какие они есть. И это не вина взрослых, а их беда. Ведь они тоже когда-то были детьми, которым не хватало любви и тепла. И небольшая особенность (физическая или поведенческая) в глазах родителей может превратиться в кошмарный недостаток. С помощью этой сказки я хотела дать немного тепла тем, кто в этом нуждается. И прежде всего, себе самой – своему внутреннему ребенку.”

Фонд “Екатерина“: “Что вы почувствовали, когда узнали о том, что участница нашего проекта хочет сделать иллюстрации к вашей сказке?”
Дина: “Я была удивлена! Всегда считала, что написала эту сказку-историю для взрослых: я даже своим детям ее не читала. Но, разумеется, это приятный сюрприз!”

Фонд “Екатерина“: “Для кого и зачем вы пишете сказки?”
Дина: “Сказки, повести, стихи – мой способ проявления творческого начала. Я сочиняю истории с детства – так я делюсь красотой. Думаю, я продолжала бы писать, даже если бы у меня не было ни одного читателя. Некоторые сказки приходят ко мне сами. Бывает, я рассказываю своим дочерям историю на ночь. И если на следующий вечер они просят меня повторить сказку или придумать ей продолжение, для меня это звоночек: значит, история пришлась по душе, задела какие-то важные струны, значит, стоит ее записать. Кроме того, я пишу познавательные рассказы для детей. По образованию я культуролог, мои мама и бабушка – учительницы и, похоже, желание делиться знаниями присуще и мне.”

Фонд “Екатерина”: “Каких сказок, на ваш взгляд, не хватает современным детям?” 
Дина: 
“Мне кажется, детская литература настолько богата и разнообразна, что вопрос как раз в том, чтобы не заблудиться и найти то, что подходит именно вам и вашему ребенку. Мне бы хотелось, чтобы было больше простых и светлых историй, не привязывающихся к реалиям современности. О дружбе, любви, честности перед самим собой и другими. А еще мне близок метод сказкотерапии. Мама может написать сказку, подходящую именно ее ребенку. Научиться этому совсем не сложно. Ребенок отзывчив к сказочному языку, и мама может вложить в историю именно те ценности, которые важны для нее.”

Фонд “Екатерина“: “Чему, на ваш взгляд должны учить сказки и какая их цель?”
Дина: “Сказки волшебным языком рассказывают о мире вокруг ребенка, они объясняют непонятное и упорядочивают хаос. Я очень люблю шведскую литературу для детей. С легкой руки Астрид Линдгрен шведы говорят с детьми об очень непростых вещах: о социальном неравенстве, одиночестве, смерти, разводах. Если ты единственный в классе ребенок из неполной семьи, трудно чувствовать себя таким же, как все. А если любимый книжный персонаж оказывается в такой же ситуации,  ребенку становится чуть легче. Мне важно показать своим детям разнообразие современного мира, и прекрасно, что художественная литература помогает в этом. Кроме того, чтение сближает родителей и детей, и чудесно, когда книга нравится и маленьким, и взрослым.”

К сказке “Принцесса-хромоножка или волшебные башмачки” нарисовано уже больше половины иллюстраций, и мы с нетерпением ждем тот день, когда сможем открыть книгу с этой чудесной сказкой и волшебными рисунками!

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного “Фондом президентских грантов”.”

 

Принцесса-хромоножка, или волшебные башмачки

В одном королевстве, где правил добрый и справедливый король и круглый год стояло лето, подрастала маленькая принцесса. Она была самой прелестной девочкой во всем королевстве, с золотыми вьющимися волосами, ясными голубыми глазами и веселыми ямочками на щеках. Принцесса была приветливой и вежливой, для людей у […]

Ветрянка

Под вечер Анне и Боссе раскапризничались. На полдник давали молоко с печеньем, так Анне наотрез отказалась есть, убежала и спряталась в игровой, что было очень странно, потому как молоко с печеньем она обожала, а перечить взрослым было не в её правилах. Боссе же выпив свою […]

Коала и девочка Кэтти

Коала и девочка Кэтти

В зоопарке пропала коала. Еще накануне вечером она как обычно сидела на фикусе, обняв ствол всеми четырьмя лапами и подремывала. А сегодня утром вольер оказался пуст. Пропавшую коалу искали и служители зоопарка с невозмутимыми лицами, и воробышки, снующие тут и там. Но коалы нигде не было. Зоопарк в Дуйсбурге большой, попробуй отыщи маленького австралийского зверька. Тем более, если он спит где-нибудь на дереве.

Искала коалу и маленькая девочка по имени Кэтрин. Рано утром Кэтти села вместе с родителями в поезд в Дюссельдорфе и ко второму завтраку приехала в Дуйсбург. Такое путешествие они проделывали каждое лето. Первым делом Кэтти с родителями шли в зоопарк и проводили там весь день, потом ехали к тетушке Лиселотте, у которой всегда останавливались. На следующий день бродили вместе с тетушкой по магазинам, кафе и паркам. И уезжали, счастливые и усталые, шестичасовым вечерним поездом. Конечно, Кэтти бывала в Дуйсбурге и весной, и осенью, а иногда и зимой. Но в зоопарк она ходила только летом. Поэтому и любила летнюю поездку больше всего. Ведь в Дуйсберге такой хороший зоопарк. И он единственный на целую страну, где живут коалы.

Коалу Кэтти просто обожала. Она могла часами наблюдать, как сумчатый зверек, не меняя позы, сидел на дереве. Иногда коала поднимала лапу или перебиралась на другую ветку. Ведь днем они обычно дремлют, а двигаться начинают только с наступлением ночи. Вообще-то, наша коала была необычной! Когда к ее вольеру подходил малыш с воздушным шариком, коала спускалась с дерева, подбиралась поближе к стеклу и завороженно смотрела на ребенка. Кэтти заметила, что особенно ей нравятся круглые шары желтого цвета. Коалы же из соседнего вольера не обращали на детей – хоть с шариками, хоть без – никакого внимания. А еще Кэтти готова была поклясться, что видела, как ее любимица улыбается!

Иллюстрация: Виктория Чудинова

И вот утром Кэтти вместе с родителями идет по австралийской части зоопарка. В одной руке у нее – желтый воздушный шарик. В другой – веточка эвкалипта, привезенная издалека специально ради этого случая. Разумеется, кормить животных строго воспрещается. Но Кэтти так редко бывает в зоопарке, и так любит одинокую коалу, что родители позволяют потихоньку принести коале лакомство. Страусы Эму, вомбаты, кукабарра, кенгуру – все это друзья и знакомые Кэтти, ведь они живут по соседству с коалой. Кэтти задорно кивает им, машет рукой с эвкалиптом и важно здоровается.

– Как поживаете, господин Эму? Здравствуйте, госпожа Вомбат!

Кэтти останавливается, чтобы познакомиться с птенцом голубокрылой кукабарры. Хорошенький, а клюв – просто огромный! Но Кэтти задерживается совсем немного. И уже спешит дальше – к вольерам, где живут коалы. Желтый шарик в руках Кэтти подрагивает в радостном предвкушении. Кэтти останавливается напротив вольера и ищет свою любимицу. Но вольер пуст. Может быть, ее перевели в соседний? Но нет, здесь только ее родственники – три совершенно обычные коалы. Расселись по деревьям и спят. Кэтти ни за что не спутала бы свою коалу ни с кем из них. Кэтти оборачивается к матери и смотрит на нее долгим непонимающим взглядом. Мама изменяется в лице и говорит ужасно бодрым голосом: «Мы сейчас все выясним, деточка!» Папа Кэтти бежит к служителям зоопарка и возвращается со странной новостью: коала исчезла!

Исчезла? Исчезла… Как это исчезла?! Ис-чез-ла!

– Доченька, наверняка она скоро найдется! – мама кладет руку на плечо Кэтти. – Пойдем пока посмотрим крокодилов.

Но Кэтти стоит не шелохнувшись. Она не выглядит очень уж огорченной. Она о чем-то думает.

– Идемте! – решительно говорит Кэтти.

Она встряхивает кудряшками и берет родителей за руки. Родители недоумевающе переглядываются, но всё-таки идут за дочерью.

А Кэтти, девочка, которая приезжает к коале четвертый год подряд, кажется, догадалась, где коала. Кэтти, которая смотрела на коалу во все глаза много-много часов, наверняка знает, куда она спряталась! Кэтти, единственная во всем зоопарке, может ее найти. Ведь ни воробьи, ни служители зоопарка не любят коалу так, как любит ее Кэтти.

Кэтти проходит мимо кенгуру и вомбатов, мимо жирафа и рогатых воронов, мимо лемуров и слонов. Она пробегает мимо озера с пеликанами и фламинго, мимо стеклянного павильона, где живет иния – самый крупный пресноводный дельфин. По дорожке, посыпанной желтым песком, она спешит к выходу. Там, в тени дерева с огромными матово-зелеными листьями стоит киоск, в котором продают разноцветные воздушные шарики.

– Кэтти, милая, но ведь у тебя уже есть один, – говорит запыхавшийся от бега папа, помахивая рукой с перекочевавшим к нему желтым шаром.

А Кэтти поднимает голову и в переплетении ветвей видит коричневую шерстку и улыбающуюся мордочку довольной коалы.

Иллюстрации: Виктория Чудинова

2015

Кораблик

Кораблик

Жил-был на свете маленький кораблик. Не пароходик, курсирующий по реке, и не пластмассовая игрушка, с которой купаются в ванне. Это был деревянный кораблик на детской площадке – с настоящим штурвалом и лесенками, ведущими на борт. Он был покрашен разными цветами, чтобы малышам радостно было играть […]

Про Таню и Соню

Сказочная повесть Как Соня и Таня подружились Жили-были на свете две девочки, Таня и Соня. Только Таня жила в маленьком поселке, окруженном лесом, неподалеку от реки. А Соня – в большом-большом городе, где дымили заводские трубы. Но вот однажды Сонины родители упаковали вещи, уложили их […]

Девочка и страхи

Жила-была девочка, которая всего боялась. Забредет в лесную чащу, где влажные тени с корягами переплелись — бабку кличет. Увидит на пригорке лисенка — бежит к матери, за юбку прячется. Услышит весенний гром — кубарем в избу и за лавкой схоронится. Боялась девочка ветра, молнии, пожара, скрипа половиц и громкого смеха, грозного оклика, сказок о мертвяках и соседского гусака, рыжую Зорьку и таинственного угла в сарае, из которого зимой торчали какие-то зубья да ветки. Пока она была совсем маленькой, мать да бабка снисходительно относились к ее крикам да плачу, даже посмеивались: «Махонькая еще, вот и пужается! Иди сюда, доченька, посмотри: это же вилы да метлы».

Но когда девочка стала подрастать, она как-то неожиданно лишена была права на страхи, а заодно и права на горькие слезы и злобу. Теперь ее не гладили любовно по голове, стоило ей разрыдаться, а раздраженно хмыкали: «Нет туточки ни на грош страшного, ни на полушку опасного, не реви!» Старшие женщины прогоняли ее с глаз долой, отправляли в хлев — поплакать, а заодно и корову подоить. Зорька уже не казалась девочке страшной, но были ведь еще таинственные шаги за околицей, стук веток в оконце и темнота по углам.
Единственным человеком, который позволял девочке вдоволь бояться, была ее старшая сестрица.

Случись ей оказаться поблизости, когда что-то темное или шумное настигало девочку, она прижимала ее к груди, распутывала вихры ее светлых волос и шептала ласковые глупые слова. Девочка искала ее покровительства, как раньше искала его у матери и бабки, и сестра никогда не отталкивала ее. Но старшая девочка так упивалась собственной ролью спасительницы, что сама постоянно будоражила воображение младшей. Дня не проходило, чтобы она не напугала ее. То принесет в огород ведерко с водомерками, то расскажет жуткую историю, то поведет сестренку за земляникой да спрячется за кустом и ревет как медведь. Она давала девочке вдоволь поплакать-покричать-побояться, а потом утешала и нежила. Так и росла девочка, не усмиряя свои страхи, как ожидали от нее старшие женщины, а скрывая их и взращивая.
Когда исполнилось ей семь годков, позвала ее мать, дала ей маленькую корзинку, покрытую тканью так, что не видно было содержимого, и сказала торжественным голосом:
Дочка, ты уже совсем взрослая, отнеси-ка эту корзинку в дремучий лес, Бабе-Яге.
Ноги девочки будто к земле приросли, и она ответила еле слышно:
— Пойдем со мной, мамочка, я боюсь!
Из последних сил сдерживалась она, чтобы не заплакать. Но когда мать раздраженно фыркнула: «Вот еще! Вздор-то какой!», все-таки разрыдалась. Бабка взяла ее за руку, вывела из избы и приказала отправляться немедля, а иначе может и не возвращаться.
Девочка, утирая сопли и слезы рукавом новой белой рубахи, поплелась к лесу. По пути завернула она на луговину, где старшая сестра пасла козочек, и бросилась ей на грудь.
— Прощай, милая сестрица. Знать не вернусь я в родимый дом, посылает меня матушка к Бабе-Яге.
Старшая девочка обняла ее крепко и сказала:
— Видела я Бабу-Ягу один разочек. Страшная, костлявая и худая, на голове вместо волос пакля, зубы гнилые, ноги кривые, а бегает так быстро, что диву даешься: откуда силушка у нее. Съест, как пить даст, съест она тебя.
Младшая завыла в голос перед лицом неминуемой смерти.
— Да не реви ты, успокойся! Я тебя научу, что делать. Погибель твоя — в этой корзинке. Как придешь в избу к Бабе-Яге, так бросай сразу корзинку ей под ноги, а сама беги, что есть мочи. Авось и спасешься от нее. Ну, ступай.
И ласково подтолкнув сестренку, старшая вернулась к своим козам.
Мать уже объяснила девочке, как добраться до дома Бабы-Яги. Да девочка и сама знала заветную тропку и всякий раз, случись оказаться поблизости, обходила ее стороной. К Бабе-Яге ходили женщины, если в семье приключалась какая немочь, или скот начинал пропадать и дохнуть, или муж принимался пить да гулять. Относили ей тогда женщины яйца да масло, шмат сала или целую утку — у кого, что в хозяйстве найдется, и исходя из величины беды и размера благодарности. А Баба-Яга помогала им словом или заговором. Могла и черную порчу навести, но такие случаи были в деревне редкостью. Знала девочка, что ходят к Бабе-Яге и совсем маленькие девочки-семилетки. Только позабыла, что все они возвращались от нее веселыми и здоровыми.
Сначала тропка вела ее через прозрачный лесок — осинки и березки, но чем дальше, тем темнее и сумрачнее становилось вокруг. Тесно прижимались деревья к тропе, коряги норовили схватить девочку за пятки. Не было слышно ни скворцов, ни соек, ни приободряющей трескотни дятла, только карканье столетнего ворона да уханье подслеповатой бабки-совы доносились откуда-то издали. Девочка шла ни жива, ни мертва. Смерть казалась ей такой близкой и столь неотвратимой, словно была написана ей на роду. Много раз останавливалась она с единственным желанием убежать как можно скорей обратно, к привычным своим заботам и домашним, таким милым и родным страхам. Отсюда, из лесной чащи они казались ей теперь и не страхами вовсе, а дорогими игрушками, с которыми жаль было расставаться. Лишь решимость бросить в ноги Бабе-Яге ненавистную корзинку и убежать влекла ее вперед. Как заклинание повторяла она имя своей сестрицы и то шла, то бежала, подгоняемая скрипом ветвей и колыханьем света и тени.
Наконец, впереди показалось чуть более открытое пространство и тропка вывела ее на поляну, окруженную древними дубами. Земля под ногами как ковром была усыпана старыми, подгнившими желудями. Когда девочка ступила на них, раздался противный хруст, словно сотня мышиных хребтов переломилось под тяжестью ее худенькой ножки. Девочка взвизгнула и опрометью бросилась к избушке. Не раздумывая, вбежала она на крыльцо и рванула на себя дверку. Протиснулась через темные сенцы и очутилась в жарко натопленной комнате, темной и чадной. У очага копошилась древняя старуха. Со спины она показалась девочке не такой уж страшной, но помня рассказы сестрицы, девочка зажмурила глаза пред тем, как подойти к ней ближе.
— Здравствуй, бабушка Яга! — сказала девочка как могла громко, потому как слышала, что Баба-Яга туга на ухо, и склонилась в земном поклоне.
— Здравствуй-здравствуй, дитятко, — проскрипела Яга. — Зачем пожаловала?
Девочка, наконец, решилась открыть глаза, увидела перед собой сморщенное лицо, беззубый рот и крючковатый, чуть не до подбородка нос, ощутила запах старого, давно немытого тела, и, кинув пред собой корзинку, развернулась, чтобы бежать. Она услышала, как по полу покатилось что-то деревянное, а следом почувствовала прикосновение холодной костлявой ладони к своей спине. Хватка не была сильной, но девочка поняла, что не может уйти из избы, что должна остаться, что бы ни ожидало ее здесь. К тому же любопытно ей было посмотреть, что же было в корзинке да рассыпалось от удара по полу. Она обернулась и, опустив голову, пробормотала:
— Прости, бабушка. Страшное про тебя говорят.
— А тебе сейчас разве страшно, дитятко?
— Не знаю, — вздохнула девочка, удивляясь, что ей и в самом деле не так страшно, как должно быть, наверное, в доме Бабы-Яги, вдали от родного дома. — Мама просила принести тебе эту корзинку. Я принесла. Могу я теперь пойти?
— Мне чужого добра не надо. Что принесла, то с тобой и останется. Собери-ка что просыпала.
Старуха смотрела на нее водянистыми безресницыми глазами и ждала, и девочке показалась, будто она и не сердится вовсе. «А может, и не станет она меня есть», — подумала вдруг девочка. Она взглянула на пол и увидела множество небольших чурбачков какого-то темного дерева.
— Что же это, бабушка? — спросила девочка, опускаясь на колени.
— Тебе лучше знать.
Баба-Яга вернулась к печи, сняла с котла крышку и принялась мешать похлебку, булькающую на огне.
Девочка вертела в руках маленькие цилиндрики, выпиленные из неведомого ей дерева, и пыталась вспомнить, где уже видела их. В ее руках чурбачки становились теплыми, от них исходил такой знакомый и приятный запах… Так пахло и от мамы, и от бабки, и даже от старшей сестрицы, когда она собиралась идти на гулянье в праздник середины лета и надевала лучшие свои наряды. Она обошла все углы и собрала все до одной деревяшки, но так и не поняла, для чего они нужны и что должен сказать ей этот запах. Тогда заглянула она в корзинку и увидела на дне металлические инструменты с ручками той же древесины. Было здесь что-то вроде шила и какая-то ложечка с острым краем. Повертев то и другое в руках, девочка уселась поудобнее у двери, где было немного прохладнее, и принялась вытачивать из чурбачка шар. А когда он принял идеальную форму, стала ковырять в центре отверстие. Пальцы ее болели от непривычной работы, пот лил градом, но душа чувствовала, что занимается тем же, что ее мать, бабка, прабабка и все женщины ее рода. Когда на дворе начало смеркаться, на коленях девочки лежало три крупных круглобоких бусины. Девочка встала, чтобы размять затекшие суставы. Баба-Яга похрапывала на печи.
— Бабушка, — позвала ее девочка. — А можно мне чего-нибудь поесть?
Яга поворочалась не просыпаясь, потом свесила с печи свой крючковатый нос и ответила:
— Немного похлебки отведай, а много не ешь, не то останешься тут навсегда.
Девочка, утром съевшая лишь ломоть хлеба да выпившая лишь стакан молока, решила, что голодной оставаться не годиться, и найдя чистую плошку, плеснула себе на донышко похлебки. На вкус то были щи с крапивой — да на наваристом курином бульоне, только отдавали немного болотной тиной. Поев, девочка вымыла тарелку и ложку и вытянулась на деревянной лавке. В ту же секунду она и уснула.Три дня провела девочка в избе Бабы-Яги. Выточив бусины, она оплела их яркими нитями, что тоже нашлись в ее корзинке. И нанизав на грубую нитку, долго и серьезно разглядывала бусы, созданные ее руками. В эти три дня она почти ничего не ела и выходила во двор лишь по нужде, и сейчас ей хотелось скорей сбросить с плеч усталость от непрерывной и непривычной работы. Она подошла к Бабе-Яге и протянула ей цветастую нитку — зеленый и красный цвета радовали девочку земляничным своим сочетанием. Мама и бабушка носили такие бусы постоянно, а девочкам до замужества разрешалось надевать их только по праздникам.
— Хорошая работа, — похвалила Баба-Яга, но брать бусы не стала. — Теперь тебе пора идти обратно.
И погладив девочку по голове, старуха полезла на печь: она вообще много спала и мало говорила. В эти три дня девочка привыкла к ней и уж не боялась быть зажаренной или съеденной заживо. Она вообще недоумевала, как такое могло прийти ей в голову.Той же тропкой возвращалась девочка домой. Деревья расступались перед ней, пряча коряги поглубже в землю. Желуди похрустывали под ногами, словно скорлупки перезревших лесных орехов. Ласково, будто успокаивая дитя, ухала сова. Ворон горланил весело и призывно. На шее девочки алели землиничины бусин, утопавшие в яркой зелени.

Май 2013

Современная барышня

Современная барышня знает толк в жизни. Она живет осознанно. Во всяком случае старается, ведь только в осознанности есть смысл. Она стремится к гармонии – души и тела, инь и янь, творческого и упорядоченного. Она знает, что должна дать пространство всем частям своего Я, только так […]


My Diary

Post ID:

Современная барышня знает толк в жизни. Она живет осознанно. Во всяком случае старается, ведь только в осознанности есть смысл. Она стремится к гармонии – души и тела, инь и янь, творческого и упорядоченного. Она знает, что должна дать пространство всем частям своего Я, только так она создаст мир и уют в собственном доме. У нее не всё получается. Но ей помогают ежедневные практики.

Каждое утро она начинает со стакана теплой воды. Она крепко стоит на ногах, заряжает воду благодарностью и медленно пьет ее, 5 минут. В течение дня она выпивает еще пять стаканов сырой воды – это полезно и продлевает молодость. Затем – женская гимнастика, 20 минут. Еще 20 минут барышня уделяет free writing – пишет все, что приходит в голову, избавляясь от гнетущих мыслей, обид и сомнений. Эта практика – самая любимая, барышня никогда ее не пропускает. Писание помогает барышне контролировать эмоции, ну и вообще приводит в порядок мысли. Барышня придерживается того мнения, что, лишь избавляясь от старого, мы можем дать пространство новому.

12 минут в день барышня посвящает собственно практике осознанности. Это очень сложная медитация, барышне она не всегда удается, и она подумывает о том, чтобы приобрести подушку для медитаций, может, все дело в этом. Еще 10 минут барышня укрепляет связь с родом, общается с умершими предками, просит у них совета или поддержки. Раньше она пробовала бить поклоны перед фотографиями отца и матери, но чувствовала себя так глупо, что быстро охладела к этому занятию, хотя и понимала его важность. Вот общение с предками – технически простецкая практика, в крайнем случае ее можно совместить с мытьем посуды.

По часу в день она занимается испанским. По расчетам барышни, продолжая в том же темпе, она достигнет уровня intermediate уже через полгода. Испанский – это для души.

Как минимум 45 минут в день занимает индивидуальное общение с мужем и детьми – по 15 минут на каждого. Но иногда и больше – барышня все-таки не циник и не педант, чтобы посматривать на секундомер, обнимаясь с супругом или болтая с дочкой. 15 минут – это необходимый минимум. Так советуют психологи. И сама барышня может подтвердить: за 15 минут эмоциональный голод семилетнего ребенка утоляется настолько, что он не отвлекает ее от остальных дел в течение дня. А вот младшему порой нужно больше, поэтому он прибегает к ней досыпать по утрам, но на арифметику это, сами видите, никак не влияет. На ночь она полчаса читает детям, а еще по пять минут делает им массаж. Итого: как минимум час и 10 минут ежедневно – на общение с детьми.

Четырежды в неделю барышня отводит по часу и больше на серьезные практики, связанные с телом. По вторникам и пятницам она ходит на йогу, по средам у нее тренировка интимных мышц, а по субботам она обычно принимает ванну. В понедельник и в четверг барышня рисует, а в воскресенье встречается с подругами или ходит по магазинам. Это подпитывает творческую часть ее личности.

Перед сном она ведет дневник благодарности, 5-10 минут в зависимости от степени усталости. За исключением особых случаев (ну, вы понимаете) ложится барышня в 22.00, это лучшее время для восполнения запасов лунной энергии. Если подсчитать, от 4,5 до 5 часов в день уходит на обязательные практики. Немало, зато она не тратит времени на сериалы и бестолковый треп в соцсетях. Стоило бы, конечно, добавить еще чтение мантр для большего благополучия мужа… Может быть, через полгода, когда станет полегче с испанским. И еще барышня подумывает о ежедневном самомассаже стоп, кажется, о здоровье она слишком мало заботится. Впрочем, оно в большей степени зависит от питания, а за питанием барышня следит, уж поверьте. Только экологические продукты и минимум животного белка. Барышня сама печет хлеб, заквашивает йогурты и готовит гранола, недоумевая, почему раньше их называли неблагозвучным словом «мюсли».

Иногда, приведя детей с прогулки, накормив их ужином и перемыв всю посуду, барышня задумывается, а когда, собственно жить? Между медитацией и рисованием? Между работой и детскими кружками? Между вебинаром по детским травмам и новым фильмом Ивана Вырыпаева? И где в этом четко спланированном усовершенствовании она сама, живая и неидеальная? Может, стоило бы вернуться в те времена, когда она ни черта не знала ни об осознанности, ни о путях его достижения? Конечно, барышня не отвлекается на подобные мысли, она просто позволяет им течь через себя. К тому же все эти практики работают. Разумеется, работают! Вот как гармонично теперь устроена ее жизнь и жизнь ее семьи. Хотелось бы, пожалуй, чуть больше свободы и спонтанности, нужно поискать какую-нибудь новую практику, что-нибудь про гармоничное привнесение анархии. Пожалуй, вставать можно будет не в 6 утра, а на 30 минут раньше. Тогда в середине дня останется полчаса для хаоса и спонтанности. Я же говорю: современная барышня знает толк в этой жизни.

Апрель 2017